Что такое вирулентность вируса

Объяснена различная вирулентность вирусов гриппа — возбудителей «испанки»

Что такое вирулентность вируса

В 1918–1919 годах пандемия гриппа — «испанки» — унесла, по меньшей мере, 20–50 миллионов жизней. Болезнь была вызвана особым штаммом вируса H1N1, предположительно произошедшим от вируса, распространённого среди диких птиц.

Недавно выяснено, что такая «пересадка» вируса с животных на человека была обусловлена мутацией всего двух остатков в гемагглютинине — белке оболочки вируса, участвующего в заражении.

Изучив структурные особенности «взлома» гликорецепторов эпителия дыхательных путей человека гемагглютининами различных штаммов вируса, учёные объясняют биохимию этого трагического «нашествия».

Пандемия гриппа-«испанки» [1] прогремевшая по всей земле в 1918–1919 годах и унесшая около 50 миллионов человеческих жизней, была вызвана вирусом гриппа серотипа N1H1 (для объяснения классификации см. врезку), «перекинувшегося» с диких птиц — своих природных носителей — на человека.

Случившись однажды, такое может случиться и теперь: ведь уже известны случаи (в том числе и смертельные) заражения людей «более современной» модификацией птичьего гриппа — H5N1, зарегистрированного преимущественно в восточной Азии.

До сих пор эти случаи заражения не перешли в эпидемию, однако чтобы встретить опасность во всеоружии, необходимо знать механизм, который однажды превратил вполне безопасный для человека вирус в настоящую угрозу всему человечеству.

Вирус гриппа относится к семейству ортомиксовирусов (Orthomyxoviridae) и включает серотипы А, В и С. Первый также разделяется на подтипы, классификация которых основана на вариантах гемагглютинина (H) и нейраминидазы (N) — белков оболочки вируса (рис.

1), отвечающих за связывание с клетками дыхательного эпителия и внедрением в них (гемагглютинин) и, наоборот, «извлечение» вируса из клеток хозяина (нейраминидаза).

В название штамма вируса обычно входит место первичного появления, номер и год выделения и характеристика HN — например, A/Moscow/10/99 (H3N2), A/New Caledonia/120/99 (H1N1), B/Hong Kong/330/2001 [2].

Рисунок 1. Вирус гриппа. Слева — электронная микрофотография вирионов гриппа, увеличение ≈100 000 раз. Справа — молекулярное строение вируса гриппа; из 11 вирусных белков, закодированных в геноме, состоящем из нескольких фрагментов РНК, подписаны только гликопротеины оболочки гемагглютинин (HA) и нейраминидаза (NA).

Впервые появившись в XVI веке, грипп вызывает регулярные эпидемии и пандемии, причём с серотипом А связывают эпидемии с промежутками 2–3 года (наиболее крупные эпидемии и пандемии сведены в таблицу), а с серотипом B — каждые 4–6 лет. Серотип С эпидемий не вызывает; исключение составляют единичные вспышки у детей и ослабленных людей.

ГодСеротипРаспространение
1889–1890H2N8Тяжёлая эпидемия
1900–1903H3N8Умеренная эпидемия
1918–1919H1N1Тяжёлая пандемия [1]
1933–1935H1N1Средняя эпидемия
1946–1947H1N1Средняя эпидемия
1957–1958H2N2Тяжёлая пандемия
1968–1969H3N2Умеренная пандемия
1977–1978H1N1Средняя пандемия
1995–1996H1N1 и H3N2Тяжёлая пандемия

Испанский грипп (или «испанка» [1]) — пандемия 1918–1919 годов — считается самой страшной пандемией гриппа за всю историю человечества. При заболевших 21% населения Земли, умерло ≈3–5% (50–100 млн. человек), что затмило по своему масштабу даже окончившуюся примерно в то же время Первую мировую войну.

Ключевой этап заражения вирусом гриппа — связывание белка вирусной оболочки гемагглютинина (ГА) с сиалогликорецепторами на поверхности клеток дыхательного эпителия организма-носителя.

(Сиалогликорецепторами будем называть интегральные мембранные рецепторы, модифицированные олигосахаридными молекулами, в частности — остатками сиаловой кислоты.

) Вслед за связыванием гемагглютинин «вскрывает» мембрану эпителиальной клетки, и содержимое вирусной капсулы переходит в заражаемую клетку.

Считается, что передача вируса от птиц людям обусловлена адаптацией гемагглютинина вируса «птичьего» штамма к гликанам (углеводным составляющим сиалогликорецепторов) человеческих клеток, а именно — «переключением» с α2–3 сиалогликанов («птичий тип») на отличающиеся типом гликозидной связи α2–6 сиалогликаны («человеческий тип»), преобладающие на поверхности эпителиальных клеток верхних дыхательных путей человека.

Учёным из Массачусетского технологического института удалось связать топологию углеводов на поверхности сиалогликорецепторов со способностью взаимодействовать с гемагглютининами из различных штаммов вируса [3], а также дать биохимическое объяснение распространению птичьего вируса гриппа среди людей, ставшего причиной трагедии 1918-го [4]. Оказалось, что способность связываться (а, значит, и заражать) с «человеческими» α2–6 рецепторами появилась у штамма H1N1 вируса птичьего гриппа после… всего двух мутаций в молекуле гемагглютинина. «Сродство вирусного гемагглютинина к человеческим сиалогликорецепторам, судя по всему, — важнейшая составляющая вирулентности. Две мутации драматическим образом влияют на сродство гемагглютинина к рецепторам, находящимся в верхних дыхательных путях человека», — говорит Рэм Сасисекаран (Ram Sasisekharan), ведущий автор обеих публикаций.

Изучив структурные особенности гликанов в α2–3 и α2–6 рецепторах, исследователи пришли к выводу, что гликан на поверхности рецептора может находиться в разных топологических формах: «конусоподобной» — когда «разрешённая» область для углеводных цепей описывается конусом) — и «зонтикообразной» — когда вытянутые углеводные цепи могут разворачиваться шире, наподобие раскрытого зонтика (рис. 2). Одним из главных наблюдений стало, что «конусоподобная» форма характерна для α2–3 рецепторов (что связано с топологией 2–3-гликозидной связи) и для α2–6 рецепторов с короткой углеводной цепью. В α2–6 рецепторах с более длинной цепью (>4 углеводных остатков) гликан приобретает «зонтикообразную» форму, отличающуюся способом связывания с гемагглютинином.

Рисунок 2. «Конусообразная» (слева) и «зонтикоподобная» (справа) топологии α2–3 и α2–6 сиалогликанов.

Соответствующая топология определяется торсионными углами в трисахаридах Neu5Ac-α2–3-Gal-β1–3/4-GlcNAc и Neu5Ac-α2–6-Gal-β1–4-GlcNAc (где Neu5Ac — N-ацетилнейраминовая кислота, Gal — галактоза и GlcNAc — N-ацетилглюкозамин).

Конформационный анализ этих трипептидов подтверждает, что для α2–3-молекулы характерная только «конусообразная» форма гликана (этому способствует сама геометрия 2–3-гликозидной связи), а α2–6-молекулы могут принимать обе формы (топология «раскрытого зонтика» характерна для сравнительно длинных олигосахаридов (>4 углеводных остатков)).

Учёные называют найденное различие основной причиной, по которой птичий вирус гриппа не может (пока ещё?) «перекинуться» на человека. В специализированном эксперименте исследователи изучили связывание гемагглютининов различных типов с сиалосахаридами типов α2–3 и α2–6.

«Птичий» гемагглютинин из штаммов H1N1, H3N8 и H5N3 практически не связывался с α2–6-гликанами, отлично взаимодействуя с «родным» для себя α2–3 типом; гемагглютинины человеческих вирусов связывались с обоими типами гликанов, отдавая «предпочтение» молекулам с «зонтикоподобной» топологией — то есть, α2–6-гликанам со сравнительно длинной углеводной цепью. Основываясь на этих наблюдениях, учёные делают вывод, что «человеческие» гемагглютинины H1 и H3 произошли от своих «птичьих» предков, приобретя способность эффективно взаимодействовать с «зонтикоподобными» α2–6 рецепторами и, следовательно, заражать людей.

Установив, как топология углеводной «шапки» сиалогликорецепторов влияет на связывание с гемагглютинином, исследователи сосредоточились на сравнении вирулентности нескольких штаммов вируса гриппа, существовавших во время пандемии 1918–1919 гг.

и различающихся только гемагглютинином — что чрезвычайно удобно для такого исследования [4].

Вирулентность изучали на хорьках — обнаружилось, что их дыхательный эпителий устроен практически так же, как и человеческий — с точки зрения распространённости сиалогликорецепторов. В работе сравниваются:

  • «тот самый» A/South Carolina/1/1918 (SC18), крайне заразный для человека и селективно связывающийся с α2–6-рецепторами с длинными углеводными цепями;
  • NY18, ГА которого отличается от SC18 лишь одним аминокислотным остатком, слабо вирулентный и демонстрирующий смешанное α2–3/6 связывание, и
  • AV18, содержащий две мутации в ГА (ещё одну, кроме аналогичной в NY18), не опасный для человека — видимо, по причине неспособности связываться с α2–6-рецепторами (избирательно связывается с α2–3-типом).

Чтобы понять структурный механизм, обуславливающий избирательность взаимодействия гемагглютининов с гликанами рецепторов, исследователи основывались на уже существующих кристаллографических структурах H1-ГА в комплексе с гликанами [5]. Анализ комплексов показал, что гемагглютинин штамма SC18 идеально подходит для связывания гликана в топологии α2–6 (рис.

3А) — образуя специфические взаимодействия как с его «базовой» областью (или областью «рукояти зонтика»), так и в «распрямлённой» области. По сравнению с наиболее вирулентным штаммом, комплекс NY18-ГА с гликаном отличается отсутствием специфического стабилизирующего взаимодействия с ASP225 (в NY18 этот остаток заменён на GLY, см. рис. 2Б, Г) в области «базы».

AV18-ГА содержит ещё одну мутацию: ASP190GLU, которая заключается в потере ещё одной ключевой точки контакта с гликаном — на этот раз, с распрямлённой областью (рис.

3В) — что, видимо, является, причиной того, что AV18-ГА избирательно связывает «конусообразные» гликаны α2–3 «птичьих» рецепторов (и «коротких» α2–6-рецепторов), но не имеет сродства к «длинным» α2–6 гликанам, топологически организованным на манер «зонтика».

Рисунок 3. Молекулярные взаимодействия гемагглютининов вируса гриппа штаммов SC18, NY18 и AV18 (голубым цветом) с гликанами в топологии α2–3 и α2–6 (зелёным цветом).

В сайте связывания гликанов на поверхности гемагглютинина показаны важнейшие остатки, включая «якорную» область для N-ацетилнейраминовой кислоты олигосахарида (T136, W153, T155 и L194). Консервативные остатки K222 и Q226 обеспечивают фиксацию остатка галактозы в «базовой» области.

А — Взаимодействие SC18-ГА с длинноцепочечным α2–6 олигосахаридом в «зонтикоподобной» топологии. Остатки K222, D225 и Q226 стабилизируют молекулу гликана в «базовой» области, а D190, Q192 и S193 — в области распрямления молекулы (область «раскрытого зонтика»).

Б — В случае комплекса NY18-ГА с длинной α2–6 молекулой заметно отсутствие стабилизирующего «базовую» область контакта с D225 (по сравнению с SC18 на А). В — Взаимодействие AV18-ГА с α2–3 гликаном с конической топологией отличается от механизма связывания на А и Б.

Остатки E190 и Q226 оптимально координируют олигосахарид в конической топологии. Г — Сравнение ключевых аминокислотных остатков гемагглютининов Sc18, NY18 и AV18 (нумерация на всём рисунке дана по H1N1-ГА). Цветом выделены мутации NY18 и AV18 по сравнению со штаммом SC18.

Проделанная работа позволяет понять, как именно всего две мутации в безопасном для человека вирусе стоили миллионов человеческих жизней.

Однако цена, заплаченная за адаптацию «птичьего» H1N1 вируса, ставшего для выживших после пандемии 1918-го уже «человеческим», может быть запрошена вновь: аналогичные адаптации могут произойти и с естественной популяцией современного птичьего вируса H5N1, пока очень слабо распространяющегося среди людей.

Проделанная работа послужит основой мониторинга природных очагов вируса птичьего гриппа на предмет того, не появилась ли у них способность к «пересадке» на человека, которая может привести к новой пандемии.
  1. Википедия: «Испанский грипп»;
  2. Википедия: «Грипп»;
  3. Aarthi Chandrasekaran, Aravind Srinivasan, Rahul Raman, Karthik Viswanathan, S Raguram, et. al.. (2008). Glycan topology determines human adaptation of avian H5N1 virus hemagglutinin. Nat Biotechnol. 26, 107-113;
  4. A. Srinivasan, K. Viswanathan, R. Raman, A. Chandrasekaran, S. Raguram, et. al.. (2008). Quantitative biochemical rationale for differences in transmissibility of 1918 pandemic influenza A viruses. Proceedings of the National Academy of Sciences. 105, 2800-2805;
  5. S. J. Gamblin. (2004). The Structure and Receptor Binding Properties of the 1918 Influenza Hemagglutinin. Science. 303, 1838-1842.

Источник: https://biomolecula.ru/articles/obiasnena-razlichnaia-virulentnost-virusov-grippa-vozbuditelei-ispanki

Патогенность и вирулентность микроорганизмов. Вирулентность – это ..

Что такое вирулентность вируса

Человеческое тело является домом для приблизительно 100 триллионов бактерий. Ученые современности только сейчас осознают в полной мере, как эти сложные сообщества взаимодействуют с человеком.

Они влияют на процессы пищеварения, иммунную систему и, возможно, даже на психическое благополучие. Однако не все бактерии могут сосуществовать с человеческим организмом в мире и согласии.

Патогенным называется микроорганизм, который способен вызывать заболевания у растений, животных или насекомых. Микробы выражают свою патогенность с помощью вирулентности. Итак, что такое вирулентность?

Понятие вирулентности

Вирулентность – это термин для обозначения степени патогенности микроба. Следовательно, детерминантами вирулентности патогена являются любые его генетические, биохимические или структурные особенности, позволяющие вызвать заболевание.

Отношения между хозяином и патогеном находятся в постоянной динамике, поскольку каждый в силах изменить деятельность и функции других. Исход таких отношений зависит от вирулентности возбудителя и относительной степени устойчивости или восприимчивости хозяина. Важную роль играет также эффективность защитных механизмов организма.

Факторы вирулентности непосредственно связаны со свойствами, которые позволяют вредоносным микроорганизмам попасть в или на тело хозяина и привести к заболеванию. Они включают бактериальные токсины, способствующие патогенности.

Важные понятия

Инвазивность – это способность проникновения в ткани. Она включает в себя механизмы для возможной колонизации и производства внеклеточных веществ, которые способствуют инвазии и возможности обойти или преодолеть определенные защитные механизмы.

Токсогенность – это способность выделять токсины. Бактерии могут производить два вида токсинов: экзотоксины и эндотоксины. Экзотоксины высвобождаются из бактериальных клеток и способствуют росту бактерий. Эндотоксины являются клеточной субстанцией.

Бактериальные токсины, как растворимые, так и клеточно-связанные, могут переноситься по крови и лимфе и вызывают цитотоксические эффекты ткани в участках, удаленных от исходной точки проникновения. Некоторые бактериальные токсины могут также создавать колонии, участвовать в инвазии.

Патогенность и вирулентность микроорганизмов

Патогенность – способность организма вызывать заболевание. Эта способность представляет собой генетический компонент возбудителя, который наносит вред принимающей стороне. Для условно-патогенных микроорганизмов эта способность вызывать заболевание не является врожденной. Патогены могут выражать широкий спектр вирулентности.

Вирулентность – это понятие, которое неразрывно связано с понятием патогенности. Степень вирулентности обычно коррелирует со способностью возбудителя размножаться в организме хозяина и может зависеть от определенных факторов. Факторы вирулентности способствуют патогенности, то есть помогают вызывать заболевание.

Возбудители

Многие не раз обращали внимание на различные объявления о рекламе продуктов, которые утверждают, что убивают 99% микробов.

Патоген – это термин, используемый для описания мелких организмов (бактерий и вирусов), вызывающих различные заболевания. В биологической терминологии он также известен как возбудитель.

Существует несколько типов патогенов, которые вызывают различные заболевания, начиная от обычной простуды и заканчивая онкологическими заболеваниями.

Патогенные микроорганизмы воздействуют на человека по-разному, в зависимости от их вирулентности. Вирулентность – это термин, который используется для описания эффективности конкретного патогена. Чем большей вирулентностью обладает патоген, тем более негативно он будет влиять на человеческое здоровье.

О факторах вирулентности

Факторы вирулентности являются особенностями патогенных микроорганизмов, которые определяют, какой вирулентностью обладает патоген. Чем их больше, тем больше вероятность того, что он станет причиной заболевания. Эти факторы дают преимущество в борьбе с иммунной системой человека, и чем их больше, тем более разрушительными они могут быть.

Существует несколько различных типов факторов вирулентности, которые могут как присутствовать, так и отсутствовать у конкретного возбудителя: это факторы колонизации, энтеротоксины и гемолизины.

Вирулентность – это количественная черта, представляющая степень патологии, вызванной микроорганизмом. Это признак, выражающий взаимодействие между патогеном и носителем. Вирулентность обычно коррелирует со способностью возбудителя размножаться.

Это может также зависеть от переносчика и факторов окружающей среды.

Бактериальный возбудитель обычно определяется как любая бактерия, которая способна вызвать заболевание. Его способность вызывать заболевание называется патогенностью. Вирулентность микроорганизма находится в прямой зависимости от характера инфекции и является показателем тяжести заболевания, которое он вызывает.

Источник: https://FB.ru/article/204087/patogennost-i-virulentnost-mikroorganizmov-virulentnost-eto

ВИРУЛЕНТНОСТЬ

Что такое вирулентность вируса

Вирулентность (лат. virulentus ядовитый) — степень патогенности данного штамма инфекционного агента в отношении животных определенного вида при стандартных условиях естественного или искусственного заражения.

Поскольку Вирулентность является мерой патогенности, то полностью вирулентный штамм должен обладать всеми атрибутами болезнетворности (инфективностью, инвазивностью, токсигенностью или токсичностью), характеризующими вид, к к-рому он принадлежит. В связи с этим Вирулентность часто рассматривается как синоним патогенности применительно к определенному штамму возбудителя.

Тем не менее в некоторых случаях под термином «вирулентность» понимают инвазивность, противопоставляя его токсичности или токсигенности (Л. А. Зильбер, 1958; В. Г. Петровская, 1967).

О Вирулентности патогенных микроорганизмов в естественных условиях судят по тяжести и исходу вызываемого ими заболевания. Так как Вирулентность детерминируется микробом и хозяином, ее определение в лабораторной практике строго стандартизуется (вид, пол, вес животных, условия содержания, полноценность питания и др.

)- Важное значение имеет способ заражения (пероральный, интраназальный, внутривенный, внутрибрюшинный, интрацеребральный и др.). Для снижения степени влияния индивидуальных колебаний резистентности определение В.

проводят на значительном количестве животных; более однородные результаты получаются при использовании инбредных линий животных (см. Инбридинг). Показатель В. выражают величиной летальных доз, т. е.

наименьшими дозами возбудителя, вызывающими гибель 95% (dosis letalis minima), 100% (dosis certe letalis) или 50% (LD50) экспериментальных животных. Принято считать наиболее точным определение 50% летальной (LD50) или 50% инфицирующей (LD50) доз.

В. является полидетерминантным признаком и определяется комплексом свойств микробов, обусловливающих в совокупности их способность размножаться в организме хозяина и вызывать патологический процесс [Дюбо (R. Dubos), 1948; В. Г. Петровская, 1967].

Ранее носителями вирулентности считали некие гипотетические субстанции [«агрессины» Байля (О. Bail), «вирулины» Розенау (E. Rosenow), «антифагины» Н. Я. Чистовича, «предиспозины» Н. Ф. Гамалеи и др.], продуцируемые микроорганизмами (см. Агрессины).

Установлено, что факторами вирулентности являются биологически активные вещества, представленные определенными хим. комплексными соединениями [Смит (H. Smith), 1968].

В зависимости от функции, они могут быть подразделены на три категории: 1) вещества с антифагоцитарной активностью, к к-рым относятся компоненты бактериальной клетки, подавляющие защитные механизмы хозяина (капсульные полисахариды пневмококков, капсульный полипептид глутаминовой к-ты сибиреязвенных бацилл, М-протеин гемолитических стрептококков группы А, А-протеин стафилококков, корд-фактор (димиколат трегалозы) туберкулезных палочек, слизистое вещество Pseudomonas aeruginosa, VW-антигены и капсульное вещество (фракция F-1) чумных бактерий, К-, О- и Vi-антигены энтеробактерий и др.; 2) биологически активные вещества с инвазивной активностью, расщепляющие высокомолекулярные соединения, входящие в состав тканей и способствующие распространению возбудителя в организме (гиалуронидаза, дезоксирибонуклеаза, фибринолизин, коллагеназа и, по недавно полученным данным, нейраминидаза); 3) вещества с токсической активностью, к к-рым относят специфические экзотоксины, определяющие основные патогенные свойства микробов (экзотоксины возбудителей дифтерии, дизентерийных бактерий Григорьева — Шиги, ботулизма, столбняка, альфа-токсин Cl. perfringens, энтеротоксин холерного вибриона) и некоторые ферменты, вызывающие образование продуктов, усиливающих интоксикацию макроорганизма (уреазы, декарбоксилазы и др.).

Вирулентность микробов не является постоянной. Изменение В. может быть фенотипическим и генотипическим. Так, В.

фенотипически может изменяться в зависимости от возраста культуры, температуры выращивания, что связано с индуктивным характером биосинтеза некоторых биологически активных веществ (температурозависимый синтез ряда антигенов чумных палочек, Vi-антигена брюшнотифозных бактерий, некоторых ферментов).

Стабильная утрата патогенных свойств определяется понятием «авирулентность». Снижение (аттенуация) или полная потеря В. наблюдается при пересевах культур в лабораторных условиях и при воздействии различных физ.-хим. и биол, факторов. Аттенуация (см.), как и полная утрата В., связана с изменением генотипа штамма: мутанты Вас.

anthracis, потерявшие способность к капсулообразованию,— вакцинный штамм СТИ H. Н. Гинсбурга; Р-мутант — вакцинный штамм EV Жирара и Робика (G. Girard, J. Robie) чумных бактерий, утративший способность к пигментообразованию на геминовой среде; стрептомицинзависимые мутанты бруцелл Элберга (S. Elberg), сальмонелл, шигелл Мела (D. Mel) и В. В.

Сергеева и энтеропатогенных кишечных палочек Линде (К. Linde) и др.

Генетические факторы, детерминирующие Вирулентность, изучены пока лишь у некоторых патогенных микроорганизмов. Хромосомное картирование таких факторов и знание маркеров, коррелирующих с В., позволит в будущем в короткие сроки получать штаммы с нужными для микробиологов характеристиками.

См. также Инвазивность, Патогенность.

Библиография: Гинсбург H. Н. Живые вакцины, М., 1969; Дюбо Р. Ж. Бактериальная клетка в связи с проблемами вирулентности, иммунитета и химиотерапии, пер. с англ., М., 1948; 3ильбер Л. А. Основы иммунологии, М., 1958; Кальметт А. Предохранительная вакцинация против туберкулеза при помощи BCG, пер.

с франц., М.—Л., 1929; Петровская В. Г. Проблема вирулентности бактерий, Л., 1967; Сергеев В. В. и др. Иммуногенные свойства живой лиофилизированной вакцины в опыте на обезьянах, Журн, микр., эпид, и иммун., №11, с. 26, 1968, библиогр.; Вail О. Das Problem der bakteriellen Infektion, Lpz., 1911; Elberg S. S. a.

o. Immunization against brucella infection, J. Bact., v. 69, p. 643, 1955; Girard G. et Robic J. La vaccination de l’homme contre la peste au moyen de bacilles vivants (virus vaccin E. V.), son application k Madagascar, Bull, off. Hyg. publ., t. 28, p. 1078, 1936; Linde К. a. о.

Investigation of oral immunization with streptomycin-dependent Escherichia coli, Folia microbioi. (Praha), v. 17, p. 153, 1972; Mel D. M., Terzin A. L. а. Vuksic L. Studies on vaccination against bacillary dysentery, Bull. Wld Hlth Org., v. 32, p. 633, 1965; Smith H.

Biochemical challenge of microbial pathogenicity, Bact. Rev., v. 32, 164, 1968.

В. М. Бондаренко.

Источник: https://xn--90aw5c.xn--c1avg/index.php/%D0%92%D0%98%D0%A0%D0%A3%D0%9B%D0%95%D0%9D%D0%A2%D0%9D%D0%9E%D0%A1%D0%A2%D0%AC

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.