Санатории для вич инфицированных детей

https://ria.ru/20180205/1513958530.html

“Бухта спасения”: как сестры милосердия дают новую жизнь больным ВИЧ

РИА Новости, 05.02.2018

2018-02-05T08:00

2018-02-05T08:00

2018-04-02T20:39

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn25.img.ria.ru/images/sharing/article/1513958530.jpg?15138927531522690758

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2018

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn25.img.ria.ru/images/_0:0:0:0_1400x0_80_0_0_3d955aed62481739923d4cc46316dff0.

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

православная служба помощи “милосердие”, русская православная церковь, епископ орехово-зуевский пантелеимон, аналитика – религия и мировоззрение

МОСКВА, 5 фев — РИА Новости, Сергей Стефанов. Ученые всего мира рассчитывают к 2030 году победить эпидемию СПИДа.

С вирусом иммунодефицита до сих пор живут те, кто состоит на учете еще с 1990-х годов, смертность и заболеваемость ВИЧ-инфекцией снизились. Медицина сегодня способна понижать содержание ВИЧ в крови до такого уровня, что человек уже не заразен.

В России в 98% случаев ВИЧ-инфицированная мама, исполняющая все рекомендации врачей, рожает здорового ребенка.

Об этом говорилось на прошедшем недавно в Москве круглом столе, посвященном участию Русской православной церкви в профилактике и борьбе с ВИЧ/СПИДом. О том, как помогают пациентам с неизлечимой болезнью в службе паллиативной помощи ВИЧ-инфицированным, одном из проектов православной службы помощи “Милосердие”, — в материале РИА Новости.

“Бухта спасения”

“Я узнала о своем диагнозе, ВИЧ, в 2006 году, — вспоминает Анастасия. — Прекрасно понимала, откуда это и почему. Девять лет прятала голову в песок — отказывалась от терапии — и сейчас могу сказать, что это было большой ошибкой. Если начать вовремя принимать лекарства, качество и продолжительность жизни будут совсем иными”.

Сейчас Насте 39. До своего заболевания она работала женским парикмахером, у нее были муж и двое детей. Наркотики разрушили всю эту жизнь, Настя осталась одна. Без жилья и без родственников. В 2014 году она в критическом состоянии попала в Инфекционную клиническую больницу (ИКБ) № 2. Тогда же, по ее собственному признанию, стала рождаться заново. 

В стационаре Настя познакомилась и с сестрой милосердия Надеждой Ильчук, которая затем взяла шефство над своей подопечной.

Надежда рассказывает, что все пациенты с ВИЧ в чем-то похожи: по поведению и мышлению они как дети или подростки, их возраст как будто законсервировался на уровне 13-15 лет.

Это может быть связано и с особенностями самого заболевания, и быть следствием длительного употребления алкоголя или наркотиков.

“И я для себя вывела одну интересную формулу, мне в этом помогла книга “Материнская любовь — жизненная защита ребенка”.

Если относиться к этим людям именно как к страдающим детям, подросткам, вне зависимости от их биологического возраста, то можно нивелировать любую агрессию, раздражение и все-таки добиться какого-то нормального контакта с человеком… Многим из них абсолютно некуда идти, они настолько выпали из социума, что больница для них становится как бухта спасения”, — делится опытом Надежда.

В ИКБ № 2 Настя нашла новое любимое дело — стала рисовать и писать маслом на холсте. Краски и все остальное для художества ей приносила Надежда.

Она же помогла в декабре 2016 года организовать и целую выставку Настиных работ в больнице. Выставку приурочили ко Всемирному дню борьбы со СПИДом.

Вместе с сотрудниками службы помощи “Милосердие” Анастасия выезжает на экскурсии и в паломнические поездки, ее жизнь во всех смыслах заиграла новыми красками.

В службе паллиативной помощи ВИЧ-инфицированным людям “Милосердие”, отметившей в 2017 году 10-летие, сейчас 30 человек. По словам руководителя службы Ольги Егоровой, на шесть сестер милосердия и 24 волонтера приходится 230 пациентов, преимущественно в возрасте от 30 до 40 лет.

Помимо ухода за больными в стационаре, патронажные сестры и добровольцы занимаются оформлением инвалидности, помогают подопечным с трудоустройством или отправкой на реабилитацию, отстаивают их права в разных учреждениях. А также оказывают помощь и на дому. Стараются руководствоваться древним христианским принципом: “Ненавидь грех, но люби грешника”.

К сожалению, элементы дискриминации, признают в “Милосердии”, встречаются часто. 

“У нас пациент лежал в хирургии с ВИЧ-положительным статусом, — вспоминает Ольга Егорова. — Мужчина 40 лет, употреблял наркотик. К выписке мы купили ему коляску, он самостоятельно не передвигался. Затем пошли с его документами и доверенностью в поликлинику по месту жительства. Там карты его нет, знать его никто не хочет. Терапевт послал к инфекционисту, инфекционист сказал, что это не его пациент, — идите в “СПИД-центр”. Мы говорим, что только пришли оттуда, он после госпитализации — вот выписка. Человеку нужно встать на учет, у него есть документы, он же не бомж! И оформить инвалидность, он уже 10 лет не ходит. Но нам этого так и не удалось сделать — ни с первого, ни со второго, ни с третьего раза”.

В конце концов приняли решение написать в департамент здравоохранения, и уже через два дня он прошел всех врачей, ему оформили нужные документы. 

“О чем это говорит? В обществе не принимают этих людей”, — признает руководитель паллиативной службы.

Главный врач ИКБ № 2 Светлана Краснова считает сотрудничество персонала больницы и сестер милосердия по развитию благотворительной деятельности очень важным. Оно способствует “созданию условий для активизации гражданских инициатив, развитию гражданского общества в Москве”.

“Концепция добровольчества основывается на простой, но чрезвычайно важной идее о том, что в любом обществе всегда есть люди, нуждающиеся в какой-либо помощи, равно как есть и люди, готовые откликнуться, прийти на помощь, делая это добровольно, не предполагая извлекать какую-либо выгоду для себя”, — отмечает главврач.

Духовная жизнь пациентов ИКБ № 2 — отдельная тема. Среди сестер милосердия есть те, кто непосредственно отвечают за эту сферу. Их так и называют: “требные сестры”.

Духовник службы “Милосердие” епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон лишь немногих женщин благословляет на это служение: разговор с пациентом о вере достаточно серьезен и непрост, и здесь нужно иметь особые интеллект, чувство и такт.

В 2013 году бывший главврач больницы Вячеслав Мясников построил на собранные пожертвования прямо на территории ИКБ храм-часовню в честь великомученика и целителя Пантелеимона. Сделал это по своей инициативе, а на открытии храма сам же и объяснил почему:

“Сюда приходят ВИЧ-инфицированные, которые этого не подозревают и которым здесь сообщают эту очень страшную весть. Это надо один раз увидеть. Если раз увидишь, это останется в душе на всю жизнь. Видя состояние таких людей, особенно юных, мы пришли к выводу, что только врачебной и психологической помощи недостаточно. Нужна еще помощь духовная — так возникла идея построить храм”.

Как рассказывает Ольга Егорова, по субботам в больничном храме служатся Божественные литургии для пациентов, на которые, впрочем, может прийти любой. Требные сестры готовят больных к богослужению и исповеди, беседуют с ними и молятся. А затем вместе с добровольцами помогают им добраться до храма.

Священник храма Воскресения Христова на Семеновской протоиерей Сергей Богомолов бывает в больничном храме почти ежедневно: служит, крестит, причащает, соборует, отпевает. В концепции РПЦ работы с ВИЧ-инфицированными говорится, что эти люди “не могут быть отлучаемы” от участия в церковных таинствах, в том числе Евхаристии (причащения).

“Мы, верующие, знаем, что причастие — это Кровь и Тело Христовы, “огонь попаляющий”, и не было еще в истории случая, когда во время эпидемий холеры или чумы люди бы заразились во время причастия. Это так по канонам веры, и это подтверждается в жизни. Поэтому мы причащаемся вместе с нашими пациентами и не стараемся впереди них попасть к чаше.

Мы понимаем, что они такие же христиане, как и мы”, — объясняет Ольга Егорова.

С медицинской точки зрения нет никаких препятствий и для крещения ВИЧ-инфицированного в приходском баптистерии — при условии отсутствия у больного открытых кровоточащих ран. Это тоже прописано в церковной концепции. 

“Он меня на руках носил”

Руководителю паллиативной службы, проработавшей 27 лет в Свято-Димитриевском сестричестве, известны случаи образования “дискордантных пар” — когда один из супругов здоров, а другой живет с вирусом ВИЧ. Такие люди, по словам Егоровой, “берут на себя из любви к человеку бремя его болезни и несут его”.

…Произошли положительные изменения и в судьбе Насти. По ходатайству сестер милосердия ИКБ ее устроили в Центр социальной адаптации (ЦСА) имени Елизаветы Глинки на юго-востоке Москвы, где она и живет сейчас. 

Настя рассказывает, что в социальном приюте к ней все очень лояльны, ее диагноз не афишируется. Правда, сейчас она уже передвигается только в инвалидной коляске: запущенное прежде заболевание не могло не дать осложнений. Действует только одна рука.

Но самое главное, что, попав из больницы в приют, Настя познакомилась с Александром. На вопрос о том, как это произошло, отвечает: “Бог послал”.

Александр — сирота, инвалид второй группы с ДЦП. Тоже остался без жилья и нашел себе место в социальном центре. Увидев там новую девушку, начал ей помогать, вывозить на прогулку.
“Я без посторонней помощи даже пересесть не могла в коляску, и как-то так стало складываться… В общем, сложно не любить мужчину, который тебя постоянно носит на руках”, — говорит Настя.

Примерно полгода назад отец Антоний, духовник Насти, обвенчал ее и Сашу. Сейчас молодожены живут в разных палатах, но не теряют надежды получить социальное жилье. Саша устроился работать посменно сторожем при храме, правда, ездить приходится на другой конец Москвы. Спрашиваю у Насти, какие еще трудности и надежды, помимо жилья.

“Хотелось бы, — говорит, — попасть на реабилитацию, чтобы хотя бы самостоятельно научиться пересаживаться в коляску. Ну а потом, конечно, — получить электрическую коляску, потому что для людей наполовину парализованных, как я, должны выписывать именно такую. Но с нашей временной регистрацией в ЦСА это все очень сложно”.

Отсутствие постоянной регистрации не позволяет получить социальную карту москвича, вступить во Всероссийское общество инвалидов и пользоваться многими льготами. 

Надеется Настя и на то, что рано или поздно восстановятся отношения с родственниками — мамой, братом, у которых она готова за все попросить прощения. “А вообще, — добавляет она, — мечта — окрепнуть настолько, чтобы работать в храме за свечным ящиком. Чтобы вместе с мужем быть и на работе, и в жизни, и везде…”

Справочно: 

Служба паллиативной помощи ВИЧ-инфицированным — один из 27 социальных проектов православной службы помощи “Милосердие”.

Сегодня в России действует более 80 церковных центров реабилитации наркозависимых, в которых проходят реабилитацию более 100 ВИЧ-инфицированных.

В разных регионах сестры милосердия также трудятся в инфекционных больницах и ухаживают за ВИЧ-инфицированными людьми, проводят обучающие семинары по паллиативной помощи.

При поддержке РПЦ разработаны программы профилактики рискованного поведения и ВИЧ/СПИДа для детей и молодежи: Программы “ЛадьЯ” (для детей 13-17 лет), “Живая вода” (младшие школьники) и “Дорога к Дому” (студенты).

Темы — профилактика наркозависимости, поиск счастья и любви, преодоление проблем, цель и смысл жизни, и другие.

Ценностно-ориентированные программы реализуются уже в десяти регионах, обучение прошли более десяти тысяч человек. 

Концепция РПЦ по борьбе с ВИЧ/СПИДом предусматривает и создание специальных центров при монастырях, которые “в силу организации и внутреннего уклада жизни предоставляют хорошую возможность для реабилитации лиц, живущих с ВИЧ/СПИДом”. 

Источник: https://ria.ru/20180205/1513958530.html

Можно ли ехать в санаторий вич положительным

Санатории для вич инфицированных детей

: 08 июн 2017, 08:58

Сегодня люди, которые заражены иммунодефицитом, практически ничем не отличаются от здоровых. Они также, как и другие, заводят друзей, любимых и даже детей. Конечно, им приходиться намного тяжелее, ведь при наличии ВИЧ создание семьи требует намного больше усилий, особенно если это не пара ВИЧ-инфицированных, а только один партнёр является носителем ретровируса.

Как жить с человеком, у которого ВИЧ-инфекция?

Узнав о том, что родственник болен ВИЧ, даже если это отец, мать, сестра, непроизвольно возникает чувство страха и дискомфорта. Иногда даже родные ВИЧ-позитивных выгоняют их из дома или просто стараются не общаться с ними, но это является огромной ошибкой, которая навсегда испортит взаимоотношения с близким человеком.

Не нужно поддаваться страху, а следует сразу вспомнить пути передачи болезни:

  • при попадании инфицированной крови в организм здорового человека;
  • во время полового акта;
  • в процессе родов от матери к ребёнку;
  • в случае кормления здорового малыша молоком инфицированной женщины.

Перечень возможных способов заражения сразу даёт ответ на вопрос: заразен ли больной ВИЧ-инфекцией (СПИДом) в семье, если избегать вышеуказанных ситуаций. При общении ВИЧ-больные не могут передать инфекцию, поэтому бояться нечего.

С ними можно по-прежнему поддерживать дружеские отношения, даже прикосновения, объятия и поцелуи не представляют риска передачи вируса. Жить с человеком с ВИЧ следует так же, как и со здоровым.

Просто необходимо тщательно следить за тем, чтобы не произошло заражение вышеуказанными путями.

Распространённые ошибки при жизни с ВИЧ-инфицированным

Если есть дома ВИЧ-инфицированный человек, то многие родственники наоборот пытаются всячески ему помочь, совершая при этом следующие ошибки:

  1. Делается постоянный акцент на наличии у человека опасного заболевания. Подобное поведение чревато введением больного в затяжную депрессию.
  2. Родные ВИЧ-позитивных постоянно предлагают уделить внимание альтернативным вариантам лечения. Подобные предложения очень опасны, поскольку не существует ни одного случая, когда альтернативная терапия давала положительный результат, а вот летальных исходов огромное количество.
  3. В случае присутствия в доме больного ВИЧ семья довольно часто предлагает ему отказаться от приема лекарственных средств, которые вызывают побочные эффекты. Это крайне опасно, особенно в тех ситуациях, когда пациенту прописали комбинированное противовирусное лечение. Отказ от применения данных лекарственных средств может привести к стремительному развитию заболевания, а соответственно – и к быстрой смерти.

Поэтому общение людей с ВИЧ-инфицированными пациентами ничем не должно отличаться от общения со здоровыми людьми. Излишние напоминания о болезни, даже вызванные искренней заботой, могут значительно повлиять на психоэмоциональное состояние больного.

Как жить, если партнер болен ВИЧ-инфекцией?

Вопрос о том, как жить с ВИЧ-инфицированным, с каждым днём становится всё более популярным, поскольку количество людей, зараженных иммунодефицитом резко возрастает. Соответственно, всё чаще можно встретить пары, где один ВИЧ-инфицирован, а второй является здоровым. Такие союзы называются дискордатными.

Как известно, обычные пары в процессе взаимоотношений имеют массу проблем, а в случае с дискордатными они усиливаются в несколько раз. Главной проблемой взаимоотношений является то, что ВИЧ-партнеры постоянно боятся потерять своего любимого человека. Существует и ряд других более серьезных вопросов – как дальше жить вместе, как родить ребёнка, общение ВИЧ-положительных с внешним миром.

Довольно часто такие пары осуждаются обществом, близкие люди здорового партнёра не понимают его стремления жить с больным человеком, а это является огромной ошибкой и в некотором роде нарушением закона. Ведь, как известно, никто не имеет права ущемлять больного иммунодефицитом, поскольку он является таким же членом общества.

Многие пары также чувствуют дискомфорт в сексуальном плане, а этого не должно быть, главное избегать полового акта без презерватива, тогда заражение практически невозможно.

Почему при ВИЧ дискордатные пары должны как можно чаще говорить о болезни? Это связано с тем, что больной партнер будет постоянно чувствовать страх и дискомфорт во время полового акта да и при простом общении.

Поэтому следует детально обсуждать вопросы о том, как измениться их жизнь в случае заражения отрицательного партнера, какая будет реакция у родственников, да и кому вообще можно будет это рассказать.

Здоровый партнер должен всячески поддерживать больного, указывая на то, что не чувствует никакого страха, а в случае соблюдения всех правил взаимоотношений заражение никак не сможет произойти.

Если партнер – носитель ретровируса, то это никак не должно влиять на жизнь. Единственным и обязательным условием является соблюдение основных правил во время полового акта – отсутствие незащищенного секса.

При наличии у одного человека ВИЧ общение в паре является залогом прочных отношений. Хорошим опытом также станет контакт и с другими членами общества, которые находятся в таком положении.

Пара ВИЧ-положительных

Когда речь заходит о ВИЧ-положительных парах, где оба партнера больны, следует отметить некоторые особенности подобных союзов.

Наличие у обоих партнёров инфекции гораздо опаснее, нежели в случае дискордатных пар, поскольку при незащищённом половом акте существует риск вторичного заражения новыми штаммами ретровируса.

Ситуации, когда у больного человека присутствует несколько типов вируса, с каждым годом встречаются гораздо чаще, поэтому такой риск очень велик. Это может привести к более быстрому развитию болезни. Следственно даже при наличии иммунодефицита у двоих партнеров, защищенный секс – обязательное условие взаимоотношений.

Кроме того, если один из пары проходит комбинированную терапию, присутствует огромная вероятность передачи между партнерами устойчивых к лекарственным средствам вирусов.

Но при всех этих минусах хуже всего то, что практически со 100% вероятностью инфекция перейдёт их совместному ребёнку. Поэтому такие пары должны планировать зачатие.

Скорее всего врач предложит ЭКО, не исключено и использование донорского материала.

Можно ли иметь детей, если активный партнер ВИЧ-положительный?

ВИЧ и отношения – довольно сложная комбинация, особенно когда дело доходит до рождения ребёнка. Многие здоровые женщины утверждают, что живут с ВИЧ-инфицированным и не заразились, но всегда имеются исключения, особенно в случае незащищённого полового акта.

Если дискордатная пара решила родить малыша, то здесь придётся искать альтернативные методы, ведь природный процесс зачатия в данном случае несет в себе высокий риск передачи недуга здоровому партнеру.

Проживание, брак с ВИЧ-инфицированной женщиной, в результате которого было принято решение родить ребёнка, возможен только в том случае, если оплодотворение произойдёт искусственным методом.

В ситуациях, когда заражён мужчина, то зачатие малыша возможно следующими путями:

  1. Половой контакт, спланированный по времени. Контакт происходит без презерватива в период овуляции у женщины. Данный метод является довольно опасным, поскольку риск передачи инфекции от больного партнёра довольно большой. Ряд пар применяют этот способ в случае, если другие варианты по каким-либо причинам недоступны.
  2. Искусственный метод оплодотворения спермой от больного партнёра, которая была предварительно очищена от вируса. Введение осуществляется непосредственно во влагалище женщины. Большинство специалистов считают данный метод наиболее оптимальным.
  3. Оплодотворение с помощью пробирки. У заражённого мужчины берётся сперма, а у здоровой женщины яйцеклетка. Происходит слитие половых клеток в пробирке, естественно после предварительной очистки семенной жидкости от вируса. Далее оплодотворенную яйцеклетку помещают в полость матки.

Анализируя данную информацию, сам по себе появляется ответ на вопрос: можно ли жить с ВИЧ-инфицированным человеком. И он положительный. С носителем ретровируса можно контактировать, рожать от него детей и наслаждаться жизнью, единственное, за чем следует следить – это половые акты с презервативом и исключение попадания крови больного партнёра в организм здорового.

В случае проживания с инфицированным, главное – не делать акцент на его заболевании, тогда отношения будут проще и в удовольствие. 

Отзывы и комментарии

Анна —  09 дек 2018, 12:59

Поддержка моральная необходима, как воздух. Когда узнаешь о диагнозе ВИЧ, весь мир становится черно-белым и все кроется безнадегой.

Марина —  28 окт 2018, 10:49

У моего мужа обнаружили ВИЧ-инфекцию. Не знаю, откуда она, я не инфицирована. Но как дальше жить с ним, даже не знаю. Да, советы хорошие. Но как вообще нам дальше быть вместе.

Максим —  23 сен 2018, 23:24

Да нормально жить с человеком с ВИЧ. Не беспокойтесь о заражении. Главное — придохраняться во время секса. Бытовым путем не заразился. Жена уже больна этим 2 года.

Диана —  05 авг 2018, 20:50

Полностью с тобой согласна. Очень нужна поддержка. Депрессия еще хуже усугубляет положение больного, а это приводит к нежелательным ухудшениям здоровья. А жить с таким человеком можно. Я живу уже 16 лет.

Лина —  08 июл 2018, 14:00

Человеку нужна поддержка в таком случае. Очень тяжело, когда ты болен неизлечимо. Нужно поддержать всячески, особенно близким людям. У меня муж болел длительное врямя. Уже год, как его нет. Но я была с ним до последних минут его жизни.

Источник: https://hcv.zydus.su/mozhno-li-ehat-v-sanatorij-vich-polozhitelnym/

ВИЧ-инфекция у ребенка

Санатории для вич инфицированных детей

Пятница,  1  Декабрь  2017

Первая информация о ВИЧ-инфекции появилась в середине 80-х годов и в первые годы после её обнаружения получила название СПИД — синдром приобретённого иммунного дефицита. По современным данным, в настоящее время в мире насчитывается около 40 миллионов больных.

Стремительное распространение и неизлечимость этого заболевания снискали ему славу «чумы ХХ века».

В настоящее время, хотя речь об излечивании ВИЧ-инфекции пока не идет, вовремя поставленный диагноз и грамотное лечение может на неопределенно долгий срок отодвинуть развитие ВИЧ-инфекции до стадии СПИДа, а стадию СПИД сделать обратимой, а значит, сохранить больному жизнь и ее качество. 

Большинство случаев заражения младенцев и малолетних детей ВИЧ-инфекцией связаны с ее передачей от матери к ребенку. Младенцы и малолетние дети могут быть заражены ВИЧ-инфекцией во время беременности, родов, а также при кормлении грудью. Обычно будущие матери проходят двукратный скрининг на выявление ВИЧ-инфекции во время беременности. Если результатов обследований нет, то рожать направляют в специализированные роддома (например, в инфекционную больницу им. Боткина в Москве). 

ВИЧ-инфицированный ребенок 

Все дети, рожденные от ВИЧ-серопозитивных матерей, получают антитела к вирусу через плаценту. Однако только у 15-23% этих детей в последующем диагностируется ВИЧ-инфекция. Материнские антитела сохраняются до 2-х лет, и окончательно определить, инфицирован ли ребенок, можно лишь через 18 месяцев после его рождения.

После родов ребенок ВИЧ-инфицированной женщины ставится на учет в детскую поликлинику с диагнозом «Неокончательный тест на ВИЧ», где наблюдается до исчезновения материнских антител к ВИЧ, с периодичностью 1 раз в 3 месяца на первом году жизни и 1 раз в 6 месяцев после года.

Если по достижении 2-х лет вирус у ребенка не обнаружен – он снимается с учета. Он ЗДОРОВ! 

Как подтверждается ВИЧ-инфекция у ребенка 

Диагноз «ВИЧ-инфекция» выставляется ребенку, у которого в крови методом ПЦР обнаружены РНК ВИЧ и имеются клинические проявления ВИЧ-инфекции. 

Анализы, которые сдают ВИЧ-инфицированные дети, – иммунный статус (количество клеток СD4) и вирусная нагрузка. 

Однако у детей иммунная система сформировалась еще не до конца, поэтому результаты этих анализов у них отличаются от результатов взрослых людей. Например, в норме иммунный статус детей гораздо выше, чем у взрослых.

У ВИЧ-положительных малышей вирусная нагрузка может увеличиться до крайне высокого уровня (более 1 миллиона копий/мл) и постепенно снижаться в течение первых лет жизни.

Используя анализ на иммунный статус и вирусную нагрузку, можно судить о развитии заболевания у детей. 

Клинические проявления инфекции 

Спектр оппортунистических инфекций (заболеваний, не свойственных людям с нормальной иммунной системой) у детей с ВИЧ практически такой же, как и у взрослых, за исключением того, что отличается показатель относительной вероятности их возникновения. Цитомегаловирус и токсоплазмоз отмечаются реже.

Бактериальные инфекции случаются чаще и фактически составляют основную форму вторичных инфекций.

Пневмоцистная пневмония (ПП), оральный и эзофагиальный кандидоз, атипичные микоплазменные инфекции и заражение кишечными простейшими микроорганизмами составляет основную массу небактериальных осложнений среди ВИЧ-положительных детей; диагностирование и лечение таких нарушений проходит так же, как у взрослых. 

У детей с ВИЧ-инфекцией отмечается задержка психомоторного развития, отмечается гипотрофия, часто анемия. Около 50% их них рождаются с низким весом (менее 2500 г) и явлениями морфофункциональной незрелости.

Примерно у 80% детей отмечается неврологическая симптоматика (гипертензионно-гидроцефальный синдром, синдром нервно-рефлекторной возбудимости, синдром двигательных нарушений), абстинентный синдром.

ВИЧ-положительные дети медленнее развиваются и половое созревание у них начинается позже. 

Антиретровирусная терапия 

Только лечащий врач решает, когда можно начинать терапию! 

Если у ребенка есть ВИЧ-ассоциированные заболевания или его иммунный статус быстро снижается, а вирусная нагрузка растет, следует назначать терапию. Врачи ориентируются на те показатели, о которых речь говорилась выше, чтобы определить, когда начинать лечение. Если, по их расчетам, риск появления СПИДа у ребенка в следующем году от 10% и больше – рекомендуется начинать терапию. 

При лечении ВИЧ-инфицированных детей должны использоваться комбинации антиретровирусных препаратов. Единственный случай, когда применяется монотерапия, это шестинедельный профилактический курс у ребенка от ВИЧ-инфицированной матери. 

При правильно подобранной терапии в течение 1 месяца достигается снижение количества РНК ВИЧ до неопределяемых значений. В большинстве случаев дети переносят препараты удовлетворительно. Из побочных эффектов отмечается: снижение аппетита, тошнота, диарея, анемия. 

Как сохранить здоровье ВИЧ-инфицированным детям? 

Соблюдать гигиену в доме и приучить к этому ребенка: проветривать, делать влажные уборки, часто мыть руки, приучить малыша не брать в руки мусор. 

Организовать режим и диету ребенку — полноценно питаться, гулять на свежем воздухе и хорошо отдыхать. 

Следить за ротовой полостью ребенка — чистить ему зубы и приучить к этому его самого, если во рту появились язвочки — обратиться к врачу. 

Избегать любых инфекций и немедленно обращать к врачу при любых подозрительных признаках заболевания. 

Выполнять все требования врача по лечению: вовремя и правильно давать ребенку лекарства; не отменять терапию самостоятельно — это может вызвать развитие устойчивости ВИЧ к лекарствам; советуйтесь с врачом, если появились побочные эффекты. 

Правовые аспекты 

ВИЧ не передается при бытовых контактах. Дети с ВИЧ-инфекцией не опасны другим: 

• при чихании и кашле, 

• при пребывании в одном помещении, 

• при укусах насекомых, 

• при пользовании общим бельем и полотенцами, 

• при объятиях и рукопожатиях (кожа является естественным барьером для ВИЧ), 

• при проведении медицинских манипуляций, в парикмахерских, если соблюдаются все условия дезинфекции и стерилизации. 

При поступлении в дошкольные образовательные заведения или школу от родителей не требуется сообщать диагноз ребенка администрации образовательного учреждения.

Ни одно официальное лицо (включая директора образовательного учреждения, руководителя районного или городского отдела образования, воспитателей и педагогов и т.д.

) не имеет права требовать от родителей справки о наличии или отсутствии у ребенка ВИЧ-инфекции или принуждать родителей к объявлению диагноза ребенка. 

Право на сохранение в тайне медицинского диагноза, в том числе диагноза «ВИЧ-инфекция», предусмотрено законодательством не случайно. Население в целом и работники образования в частности недостаточно информированы о ВИЧ-инфекции, а неверные представления о природе заболевания и необоснованные опасения заразиться ВИЧ широко распространены. Информирование руководителя и персонала учебного заведения о наличии у ребенка ВИЧ-инфекции возможно только в добровольном порядке! Сегодня в большинстве стран мира дети, живущие с ВИЧ, ходят в обычные детские сады, учатся в обычных школах, отдыхают вместе с остальными детьми на обычных курортах и в летних лагерях. 

За годы распространения эпидемии ВИЧ-инфекции нигде в мире, в том числе и в России, не было зарегистрировано ни одного случая передачи вируса от одного ребенка другому в условиях детского сада или школы. 

Право на сохранение в тайне медицинского диагноза, в том числе диагноза «ВИЧ-инфекция», предусмотрено законодательством. ВИЧ-инфицированные дети являются инвалидами детства, получают денежное пособие и определенные законом РФ льготы. 

ВИЧ-инфицированные дети пожизненно наблюдаются в специализированных центрах, где бесплатно получают необходимое обследование и лечение. 

Достижения современной медицины позволяют лечить таких детей и дать возможность им жить полной, здоровой жизнью. А кроме этого, им необходима наша поддержка, доброта, любовь и, главное, им нужна заботливая семья!

Источник: http://nadezhda.belzdrav.ru/ozdorovlenie/sovety_specialistov/45615/

Прививка от невежества: почему детям с ВИЧ испортили отдых

Санатории для вич инфицированных детей

5 июня директор спортивной деревни «Новинки» Алексей Шарков публично извинился за ситуацию с группой детей, которым отказали в отдыхе на базе из-за положительного ВИЧ-статуса.

Нижегородская история поразила многих: региональный и федеральный уполномоченные по правам ребенка не скрывали возмущения, а Следственный комитет РФ возбудил дело из-за отмененной поездки по статье «Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина».

Как же так вышло и что делать, чтобы ситуация не повторилась — разбирались «Известия».

«На наш век работы хватит»

7 июня благотворительный фонд «СТЭП», который оказывает социальную и психологическую поддержку людям, живущим с ВИЧ, нарко- и алкозависимым, планировал праздник для своих подопечных.

Группа из 50 человек (30 детей, в том числе ВИЧ-положительные, и 20 родителей) должна была провести выходные в спортивной деревне «Новинки» Нижегородской области. Договорились, внесли аванс (в прошлом году подопечные фонда уже отдыхали на этой базе, но 2 июня в отдыхе детям неожиданно отказали.

Как рассказала позже журналистам «РЕН ТВ» менеджер Наталья Кучма, сотрудники кафе и гостиницы отказались работать, узнав о диагнозе гостей.

«Я была в шоке. Мне казалось, что все-таки мир меняется, и мы (я имею в виду и НКО, и госструктуры, министерство здравоохранения) проводим достаточное количество и акций, и профилактики, бесплатные тестирования, телевидение пестрит социальной рекламой о ВИЧ-инфекции. Много-много всего. Для меня эта ситуация непонятна.

Это же элементарные знания, которыми, мне кажется, должен обладать каждый второй, — рассказывает «Известиям» директор фонда Ольга Кузьмичева.

— Я думала, что мы прорвались вперед, и вдруг я увидела такой откат назад, причем колоссальный! Это был удар по моей профессиональной деятельности: как так? Вроде столько делали и на тебе, такая дыра!»

РЕН ТВ

Наталья Кучма

У представителей спортивной базы были свои аргументы: фонд не сообщил об особом диагнозе детей, а когда возникли проблемы, попросили приехать и поговорить с персоналом, но Ольга Кузьмичева отказалась. Впрочем, уведомлять о ВИЧ-статусе ребят по закону никто не обязан.

Как напоминает нижегородский Роспотребнадзор, ВИЧ может передаваться тремя способами: при незащищенном сексе, через кровь (при употреблении наркотиков внутривенно, при повторном использовании одноразовых шприцев), от матери ребенку во время беременности, родов, кормлении грудью (при отсутствии у матери лечения), и странно предполагать, что эти три сценария могли разыграться в группе с детьми от 2 до 12 лет.

По словам Ольги Кузьмичевой, на встречу с протестующим персоналом не было ни времени (нужно было искать новую базу отдыха для детей), ни желания.

«Приезжать, смотреть им в глаза… Я не карательный орган, а человек, который заявил о своей позиции, о своем возмущении, что я не допускаю такого отношения к людям, которые слабее, — объясняет директор фонда. — Нет желания ругаться.

Я с одной стороны понимаю их страх, даже ощущаю его каждой клеткой своей кожи.

Но, наверное, осуждаю нежелание его убрать, пересмотреть свою позицию: на земле живут не только такие люди, как они, но еще есть люди с одной ногой, с одной рукой, с ВИЧ-инфекцией — немножечко другие».

Поразились ситуации и правозащитники, оценив ее как элементарную безграмотность.

«Если ты руководишь и принимаешь решения, первое, что надо сделать — проконсультироваться и быть проинформированным, как решаются подобные вопросы, какие есть нормы, а не трогать детей, — цитирует детского омбудсмена Анну Кузнецову РИА «Новости». — Я знаю, что их отправят на другую базу, но руководству должно быть стыдно перед детьми».

52.rospotrebnadzor.ru

Руководству действительно неприятно за произошедшее: директор «Новинок» Алексей Шарков извинился перед детьми и родителями «за праздник, который не удался», сославшись на недопонимание и плохую информированность сотрудников.

«Из нас сделали демонов… Мы с этими детьми работали раньше и продолжим сотрудничество с фондом «СТЭП», — отметил он.

Позже, в интервью «Медузе», Алексей Шарков объяснил, что узнал о конфликте лишь из сообщений СМИ. Также на базе спортивной деревни состоялся выездной семинар по вопросам ВИЧ-инфекции. Некоторые сотрудники, сообщает ТАСС, прошли тестирование на ВИЧ, а губернатор Нижегородской области пообещал запустить в регионе просветительскую кампанию в рамках борьбы с ВИЧ.

«Всё хорошо, что хорошо заканчивается. Я считаю, что такой резонанс должен изменить сознание общества. В том, что произошло, плюсов больше, чем минусов, — уверена Ольга Кузьмичева.

— Все мы люди, все мы человеки, имеем свойство ошибаться. «Новинки» уже признали свою ошибку, мы не против, если пойдет какое-то изменение сознания в обществе.

Наверное, эта ситуация сделала нас сильнее и вернула на Землю Обетованную с четким понимаем: ребята, на ваш век работы еще хватит».

Впрочем, несмотря на положительный исход, Следственный комитет РФ все-таки возбудил уголовное дело по ст. 136 УК РФ — «Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина».

Делают из комара слона

Этот случай напоминает другую ситуацию — когда жители многоэтажки возмутились соседству с онкобольными. В обоих случаях невежество породило так называемую социальную стигматизацию — навешивание ярлыков. По данным Росстата, каждый шестой россиянин вне зависимости от возраста уверен, что ВИЧ можно заразиться от укуса комара.

«Недостаточная информированность населения, недостаточная программа профилактики, в том числе первичная, которую в первую очередь должны проводить СМИ, — говорит «Известиям» председатель координационного совета Всероссийской общественной организации «Объединение людей, живущих с ВИЧ» Владимир Маяновский. — Понимание складывается от знания.

Если человек думает, что ВИЧ-инфекция передается комаром, через поцелуй, через одежду, то, наверное, ему страшно. Если он получает информацию, что это такое на самом деле, как она передается, как себя защитить, что с этим делать, тогда человек становится абсолютно нормальным, толерантным.

Потому что он понимает, что другой не представляет для него опасности».

По мнению Владимира Маяновского, в целом сейчас ситуация с информированием о ВИЧ-инфекции гораздо лучше, чем в 1999-м или 2000-м, но уровень дискриминации все равно высок.

«Если раньше об этом вообще было страшно говорить, то сейчас в принципе достаточно многие живут с открытым статусом, про них знают, — говорит эксперт. — Где-то это нормально проходит, на работе знают, что человек ВИЧ-положительный, а где-то узнают и могут уволить или создать все условия, чтобы человек ушел.

У нас так бывает и у медицинских работников: приходит пациент в коммерческую клинику к зубному, говорит, что ВИЧ, и ему пытаются отказывать в лечении. Бывает. Раньше было чаще и больше, в больших объемах. Сейчас ситуация становится лучше, но до идеальной картины мира еще далековато. Надо чтобы сменилось поколение.

Люди, которым сейчас 50–60 лет, как в 90-х годы слышали про ВИЧ-инфекцию (что это «Чума XX века», ничего от нее не защищает), так они с этим багажом и остались. Они попали в тот момент, когда была более жесткая реклама, и с ними тяжелее работать.

Для молодежи есть образовательные курсы, программы, и они больше знают обо всех этих заболеваниях и, в первую, очередь как себя защитить».

Год на принятие диагноза

На сайте благотворительного фонда «Дети +» можно найти комиксы: в ярких красках приемный папа изобразил самые популярные мифы о ВИЧ: не передается в быту, через укус, слюну, кожу, воду, воздух.

Директор благотворительного фонда Ольга Кирьянова рассказывает, как несколько лет назад вместе с Мосгортуром взялись и смогли разработать стратегию отдыха детей с ВИЧ: были и запросы в департамент здравоохранения, и семинары для студентов, вожатых, встречи со специалистами московского СПИД-Центра.

«Когда объявляется тендер (а на проведение летней смены в лагеря уходят гигантские суммы), то один из показателей — это прием детей с ОВЗ (с ограниченными возможностями здоровья. — «Известия»), куда относится и ВИЧ-инфекция, — объясняет «Известиям» Ольга Кирьянова.

— И если лагерь не готов, он не может принимать участие в тендерах. Именно это заставляет руководство лагеря взять себя в руки, прослушать дополнительную информацию, соблюдать правила, в том числе не распространять информацию в лагере.

Денежный вопрос быстрее всего ставит голову на плечи. Честно».

С организацией отдыха через Мосгортур вопросов, по словам Ольги Кирьяновой, не возникает, с частными базами работа куда сложнее. Приходится говорить, кто едет, присылать дополнительную информацию по ВИЧ, давать ссылки на методические рекомендации Минздрава и просто разъяснять: что будет и как. Большинство руководителей замыкает информацию о группе на себе, не оповещая остальных сотрудников.

«Потому что мы едем со своим сотрудником, с нашим вожатым, который дает детям лекарства. Нам даже не требуется ставить медицинского работника в известность, — говорит Ольга Кирьянова.

Уточняем: не ставить в известность — это шаг больше в сторону равноправия или защиты от нападок со стороны?

«По правде, это путь наименьшего сопротивления. Потому что велика вероятность встретиться с «темнотой», с мозгами набекрень, с человеком, который совершенно не хочет слышать другую информацию, принять ее, — говорит Ольга Кирьянова. По данным фонда, 55% приемных родителей, усыновивших детей с ВИЧ, сталкиваются с дискриминацией и нарушением прав.

— Мы заметили (мы работаем еще и с детскими домами): приблизительно около года, а то и больше требуется персоналу, чтобы принять диагноз детей. Год минимум. Остаются опасения, остается «а вдруг чего?». «Ну да, нам говорят, но вдруг, может быть?», то есть эти страхи всё равно остаются у людей.

А когда смена через месяц, у руководства лагеря даже не остается времени преодолеть этот страх».

Просвещение, еще раз просвещение

Как говорит руководитель благотворительного фонда, нижегородский случай далеко не единственный (отказывали ВИЧ-положительным детям и в Уфе, и в Челябинске), но один из самых «громких».

«В крупных городах, где есть выход в интернет, больше информации о людях, живущих с ВИЧ, ситуация меняется.

Мы очень много общались с сотрудниками опеки, с сотрудниками сопровождения семей (а ведь среди ВИЧ-инфицированных детей очень много сирот — кто-то в детских домах, кого-то воспитывают бабушки и дедушки, потому что родители умерли) — это абсолютно адекватные люди, абсолютно адекватно относящиеся к заболеванию, переживающие за этих детей совершенно нормально и по-человечески. Это специалисты в Москве, Московской области. Такая же ситуация в Питере, — говорит Ольга Кирьянова. — Специалисты с высшим образованием адекватны. Чем ниже образование, тем больше этот животный страх. Влияет и социальное неблагополучие самого региона. Когда люди и так борются за выживание, а им еще про ВИЧ-инфекцию говорят, это дополнительный гвоздь в их и так тяжелую жизнь. Не хотят они ничего об этом слышать, поэтому нужно просвещение, просвещение…»

«Государству в одиночку с ВИЧ-инфекцией не справится, как и общественным организациям. Здесь должен быть комплексный подход, — уверен Владимир Маяновский. — Если государство должно лечить, безусловно оно этим занимается, обеспечивает бесплатное лечение, а первичной профилактикой должны заниматься СМИ.

Во вторичной профилактике, конечно, должны работать профессионалы, общественные организации, потому что у них есть точки входа, степень доверия. Каждый должен заниматься своим делом, и только в комплексе можем победить. Если будем только лечить, не остановим. Если только заниматься профилактикой, тоже не остановим.

Всё может решиться только в совокупности».

Источник: https://iz.ru/886702/elena-motrenko/privivka-ot-nevezhestva-pochemu-detiam-s-vich-isportili-otdykh

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.